заснеженная нежность
Если дом внутри, всё равно, где ночевать.
Здравствуйте. Вот, познакомьтесь. Это моя Майя.
Она у меня маленькая и смешная.
.
То сидит на кровати в обнимку с чаем и что-то читает,
То бегает по квартире, как будто не понимает,
А потом на пол садится и громко рыдает.
Но обычно смеётся, вместе со всеми своими веснушками,
Глядя на то, как её тапочные львы проигрывают битвы с кошками.
Или медленно курит, пуская дым кольцами в заляпанный кухонный потолок.
(Они с мамой так и не выяснили, почему там следы красных винных ног)
А иногда скрестит ноги, высунет язык и старается, что-то кисточками раскрашивая,
А потом идёт и опять умывается (после красок всегда жутко чумазая).
Что-то клеит, лепит, рисует, пишет. А если не получится – сильно грустит.
Я иногда смотрю на неё и думаю: «Да, крыша, конечно, немного свистит,
Но ничего, как-нибудь, да поправим!». Но начальство, мне это претит.
А порой посмотрю по-другому и думаю: «Ну за что мне такую выдали?!»
То из-под трамваев её вытаскивай, то с крыш спускай, то спасай от ещё какой-нибудь придури!
Выдают же нам и нормальных. Отучились, работа, семья, дети.
А у этого чуда семь пятниц, ладно хоть не пьёт по ним почти уже месяц.
А то раньше... Ух! И вспоминать стыдно! А вот ей почему-то нравиться.
Ну, не будем о грустном, не время, придёт время, сама покается.
Но ей опять не до покаяний, у неё там весна, дожди.
А на шее тяжелое бремя, ну сама повесила, я не смог спасти.
А хотелось и даже очень, но упрямая, блин, попалась.
Вечно лезет, куда не просят, а на деле потерпеть бы ей малость.
Пересыпал же Люцифер в это тельце тщедушное пороху,
Говорили ему: «Осторожнее, свалится же кому-то потом на голову».
Вот и свалилось мне это чучело, что с ней делать, как помогать.
Я ведь злюсь иногда на неё, козни строю, мешаю спать.
А потом посмотрю, как расстроено бредёт моя Майя по этому городу,
И ругаю себя, на чём свет стоит: «Ну дурак! Ну и что, что пороху
В этой девочке, ну… немеряно! Ну не повод это совсем
Обижать то, что тебе доверено, задавать жизненных дилемм.»
Я домой её отвожу, спать укладываю, и звуки делаю все потише.
А она зарывается в кучу одеял, обнимает своего неизменного мишку,
И тихонечко засыпает, сладко посапывая во сне.
Ну, а я сижу, наблюдаю, усмехаюсь и допиваю то, что уже на дне.
А потом достаю такую же пачку и прикуриваю ещё одну.
Не, ну а что вы смотрите, я тоже иногда нервничаю и вру.
У меня тоже работа, только вы вот спите, а я никогда не сплю.
Ну не вру, привираю, конечно, что недоволен, этой своей смешной подопечной.
У моих коллег, например, всё гораздо скучнее и скоротечней.
Мне же скучать совсем некогда, с этим неугомонным чудом.
Я и сейчас поцелую её на ночь, но сам спать не буду.
Ну, а вы что хотели? Ангелы ведь не люди. Ангелы ведь не спят.
(Вдруг ей чего-нибудь там приспичит, а я не у дел, то меня в наряд)
Я ей просто включу самые красивые сновидения, чтобы опять улыбалась,
И вызывала у меня умиление, пока я буду допивать
Ещё не остывшее после солнца багряное вино.
Да, я пью. Но вы бы пожили с моей маленькой Майей с моё.
И не так бы заговорили. И вообще: пока жив подопечный – все договоры в силе.
Это у нас в канцелярии строго. (Дурацкая бюрократическая берлога!)
Так, что мне тут ещё довольно долго не спать и пить,
Пока эта златоволосая под моим надзором будет всё время чудить.
Ладно, опять я за старое. Больше не буду. Я ведь уже так привык
К этим заскокам её натуры, что уже не представляю себе другой
Менее взбалмошной и шебутной фигуры под мой конвой.
Так, что ребята, давайте просто пожелаем моему рыжему чуду
Спокойной ночи и разойдёмся по своим облакам. Она, конечно ,иногда меня бесит,
Но я её всё равно люблю и никому под этим небом в обиду не дам.



@темы: Стихуёчки, Сигареты, Лохматый, Друзья, Больно